Искусство и женские голоса в белорусской политике [Русский]

Updated: Oct 7

English translation here.


Волонтёр EH*V Дарья Надина в разговоре с белорусским творцом Дашей Бриан, о ее работах и недавнем источнике вдохновения - президентских выборах Беларуси этого года.


Даша Бриан отказывается ставить себя в какие-либо рамки. Поэтому сама предпочитает называть себя creator, отвергая любые семантические ограничения, связанные со словом «художница» или «режиссерка». Работая в основном с форматом видео, Даша делает видео-коллажи и видео-зарисовки и снимает короткометражные фильмы. Один из последних проектов, “Paint(Mein)”, привлек внимание публики к творчеству героини и помог Даше заполучить дебютную соло-выставку в Минске в октябре этого года.


«Я беру известную картину, приглашаю или нахожу на просторах интернета какого-либо человека, который, как мне кажется, в эту картину хорошо вписывается, и соединяю два мира в один. То есть, я беру картину и меняю ее контекст посредством того, что ставлю человека в другие обстоятельства. Поэтому зритель может смотреть на знакомую картину, знакомый сюжет под другим углом»


«В жизни так и происходит, ты видишь какую-то ситуацию, которая тебе кажется привычной и понятной, но если ты отступишь назад и посмотришь под немного другим ракурсом, она [ситуация] раскроется для тебя по-другому и ты увидишь, что все не так однозначно».



«Тело как произведение искусства, тело как холст»


Часто творчество Бриан – это исследование дискурса телесности, сексуальности и объективации женского тела. Корни этого интереса уходят к самому началу творчества Даши. Будучи актрисой с раннего подросткового возраста и имеющей за поясом роли в театральных постановках и международных короткометражных фильмах, на первых порах она сама снималась в своих роликах. Однако, это давалось нелегко. Причина - делится Бриан - в длительных напряженных отношениях с собственным телом, которые довели ее до анорексии. И, когда она наконец пришла к принятию своего тела, она ощутила силу в том, чтобы показывать свое тело, и право на использование его в искусстве.


«Я не художница в классическом понимании это слова, у меня нет красок и нет холста, чтобы выражать свои эмоции. У меня есть только я и мое тело. И это единственный инструмент, которым я могу управлять»


Однако, социальные сети как срез общественного мнения имели свой взгляд на творчество героини. В адрес Даши сыпались десятки сальных комментариев от мужчин, которые принимали чувственную телесную эстетику за гратификацию их внутренних желаний или, еще хуже, призыв к действию.


“Это очень раздражает и сковывает” – делится своими ощущениями Бриан. “У меня опять отбирают свободу. Сначала у меня отбирали свободу любить себя и любить свое тело, а сейчас у меня отбирают свободу его показывать”


В ходе разговора, Даша справедливо замечает, что женщин заставляют стыдиться своего тела и когда они его не принимают, и когда они свое тело любят, каким бы оно не было. Именно поэтому она чувствует тему телесности настолько близкой.


«Я смотрю на тело как на произведение искусства, как на холст. На тело не нужно ставить какое-то табу и наделять тело, особенно женское, дополнительными смыслами»



Аполитичный человек стал политичным

Тема телесности и объективации женщин политическая в самом своем корню, но недавно Бриан нашла вдохновение и в другом политическом событии. 9 августа 2020 года Беларусь проведет шестые в своей независимой истории президентские выборы. 26 лет подряд президентом страны является один и тот же человек, а любая оппозиция преследуется. Выросшая в таком политическом климате Даша, как и многие другие молодые люди Беларуси, изначально не рассчитывала найти в выборах-2020 надежду на перемены. Бриан с сожалением признает, что всегда была достаточно аполитичным человеком с осознанием того, что она не останется в Беларуси. Она знала, что будет заниматься творчеством, а все примеры успешных людей на творческом поприще добились своих успехов не в Беларуси. Поэтому и появилась такая установка – «если я хочу чего-то добиться, я должна уехать».


Два года назад Бриан удалось уехать в Берлин, где она открыла для себя видео как способ творческого самовыражения. В Берлине, на контрасте с Беларусью, она почувствовала огромную свободу. Даша перестала бояться общественного осуждения и цензуры, так сильно сдавляющих культурное пространство Беларуси.


«Для меня это самое важное – возможность рефлексировать и никаким образом не цензурить свои фантазии и свои эмоции. К сожалению, в Беларуси бывает такое, что ты не делаешь ничего плохого, а как будто нарушаешь закон. Ты ощущаешь, что не можешь прямо говорить о вещах, которые происходят вокруг прямо сейчас. Свобода слова ограничивается свободой слова правильной и неправильной.»

За “неправильную” свободу слова в Беларуси могут дать штраф или даже задержать, как показали освещение независимыми медиа, включая БиБиСи, мирных протестных пикетов в Минске.


Вдалеке от этих ограничений и окрыленная найденной творческой смелостью, Бриан стала творить. Однако пандемия коронавируса расстроила планы и Даша “застряла” в Минске.


Коронавирус в Беларуси прошел без официального карантина и с высказываниями президента о “короновирусном психозе”. Это сильно ополчило народ, которые были вынуждены через волонтерство собирать защитную экипировку медикам и терять близких “от пневмонии” без официального диагноза “коронавирус”. В это же время, начинала набирать обороты предвыборная кампания.


«Особенно во время пандемии ты ощущаешь, как решения государства отражаются на тебе. Людям приходится спасать себя самим. У меня открывались глаза на то, какие белорусы дружные, как они готовы протянуть руку помощи другому. Госудаство ставит людей в рамки, а люди все равно помогают друг другу»

На фоне всего этого, началось выдвижение кандидатов в Президенты с альтернативными программами, в которые поверили сотни тысяч людей, в том числе и Даша. Люди были готовы к переменам. Реакция была такова, будто людей что-то сдерживало, а теперь - нет. “Аполитичный человек стал политичным” – комментирует Бриан. “Появилась надежда”.


Люди стали выходить на мирные митинги, создавать цепи солидарности, которые всегда заканчивались брутальными задержаниями. Многие публичные люди, даже работающие в государственных медиа, стали высказываться против задержаний – их увольняли. Задержали двух самых популярных альтернативных потенциальных кандидатов - Виктора Бабарико и Сергея Тихановского; отказали в регистрации еще одному – Валерию Цепкало.



Движение началось с женщины


Как раз в это время, политическое движение за честные выборы, свободу политзаключенных и право мирного протеста обрело свой неожиданный символ.


Хаим Сутин, «Ева» (1928)


Картина художника Парижской школы, белоруского еврея Хаима Сутина “Ева” (1928) была куплена на аукционе Sotheby’s в 2013 году и привезена в Беларусь благодаря усилиями одного из ныне заключенных потенциальных кандидатов - Виктора Бабарико. С 2011 года, банк, которым руководил Бабарико, выкупил из-за границы более 100 артефактов художников белорусского происхождения и сформировал коллекцию, доступную для посещения любому желающему. Однако после ареста Бабарико и предъявленному ему обвинения по отмыванию денег и неуплате налогов, коллекцию арестовали и изъяли. Бабарико и остальные заключенные под стражу оппоненты действующего президента были с тех пор признаны «узниками совести» правозащитной организацией Amnesty International. В это же время, Светлана Тихановская, жена задержанного Сергея Тихановского, подала документы на регистрацию кандидатом в президенты вместо него и была успешно зарегистрирована.


Изъятие «Евы» создало колоссальный резонанс среди приверженцев альтернативных кандидатов. Белорусское интернет-пространство заполонили изображения «Евы» - как в оригинале, так и с обработками и интерпретациями. От Евы в тюремной робе до Евы показывающей недвусмысленный жест из одного пальца. Молодые женщины делали фотографии себя в образе Евы. Даша чувствовала, что не могла оставаться в стороне.


«Меня как человека, феминистку, женщину искусства, до безумия радует, что именно «Ева», именно женщина стала символом протеста. В Беларуси в большинстве своем «феминизм» - почти что оскорбительное слово. Поэтому видеть, что целое движение началось с женщины, сначала с «Евы», а потом со Светланы Тихановской – меня это очень сильно радует»

Интерпретация «Евы» авторства Бриан претворилась в жизнь благодаря участию арт-активистки Ольги Мжельской. Ольга много писала о «Еве» и внешне очень похожа на женщину с полотна Сутина. Все встало на свои места – Ольга и Даша стали вместе работать над «живой картиной».


Тем временем, Светлана Тихановская объявила об объединении штабов со штабами незарегистрированных кандидатов Бабарико и Цепкало. Мария Колесникова, глава штаба Бабарико, и Вероника Цепкало, жена Валерия, вместе с Тихановской встали на передовую оппозиционного движения и опубликовали в день объединения фотографию, ставшей канонической. Мария, показывающая в камеру жест «сердечко», Светлана, триумфально вскидывающей кулак в воздух, и Вероника с жестом мира. Визуальные символы совпадали с одним из слоганом оппозиционного движения – «Верым, можам, пераможам!» (рус. - Верим, можем, победим!).


Photo credit: Pavel Kritchko


«Так и родилась идея триптиха с «Евой». Три сильные женщины возглавили объединенный штаб и делают то, что мужчинам не удавалось… При этом действующий глава государства постоянно допускает сексисткие ремарки в адрес женщин, как то высказывание, что в Беларуси «Конституция не под женщину». Достаточно иронично, что после этого заявления символом альтернативных кандидатов стали три женщины»



Однако почти сразу же государственные медиа предприняли попытку обесценить движение и «перевернуть» символы с ног на голову. От интерпретации жестов Светланы, Марии и Вероники как «люби, бей, режь» до пренебрежительных речей в стиле «что эти домохозяйки здесь забыли». Триптих Бриан был актуален как никогда.


«Это движение, на самом деле, уникальное. В нем все делается ради любви. Это не войне, это не о жестокости, это не про «бей» и «режь», это про «люби», всегда! Поэтому никакие провокации, никакие разговоры о крови, об этом не может быть и речи. Этот триптих о том, что и Светлана с Марией и Вероникой, и все белорусы – мы все кричим, так, что скоро голоса сорвем – это все делается ради любви»


Тема любви раз за разом поднимается объединенным штабом. Светлана неустанно повторяет, что выдвинулась кандидатом из-за любви к мужу, к детям, к стране.


«Мы все хотим мирно существовать, но мы также хотим, чтобы наши голоса услышали» - говорит Бриан – «И то, что три женщины, у которых изначально не было голоса, стали символом движения и дали надежду всем людям вне зависимости от пола, что у нас есть голос, и что он может быть услышан»

Возвращаясь к своей работе, Бриан отмечает, что так как Ева на картине Сутина – неизвестная женщина, каждая женщина может примерить этот символ на себя. Мы все – это Ева. Картину арестовали, «Ева» пала жертвой обстоятельств, и все белорусы стали жертвами обстоятельств. Это то, что чувствуют многие женщины в Беларуси. И Даша надеется, что Ева и ее многочисленные обличья – это признак того, что женщинам дали шанс, поверили в них и отбросили многие предрассудки.



«Вам уже дали ноги, вам еще и голос надо?»

Однако, признает Бриан, обществу трудно фундаментально изменить укоренившиеся столетиями взгляды, особенно в такие короткие сроки. Даже сама Светлана Тихановская не позиционирует себя как политик, а, скорее, как обычная женщина, обстоятельствами вынужденная примерять на себя роль, которая ей претит.


«Однако политик не измеряется, какого мы пола. Это об идеях и желании что-то менять на благо страны»


Тем не менее, именно женский пол часто является причиной обесценивать вклад объединенного штаба в ход кампании. Во время обращения к парламенту ранее на этой неделе, действующий президент эмоционально отреагировал на обещание штаба Тихановской о проведении повторных, честных выборов со всеми независимыми кандидатами. Он высказался, что «несчастные девчонки» не знают, о чем говорят, и что читают. «Что вы им пишете?», повторял действующий глава государства, отбирая у женщин их голос и передавая его абстрактному спичрайтеру.


Такое пренебрежение и недооценка женщин как достойных кандидатов и оппонентов цепляет Бриан. Она понимает, что обществу нужно еще многое пройти, чтобы воспринимать женщин в политике по-настоящему серьезно. В Беларуси все еще широко оперирует система, где голоса большинства женщин игнорируются или остаются неуслышанным.


«Иногда даже не предполагается, что голос у белорусских женщин есть. То есть, как это так, вышли на берег три русалочки, как это они заговорили? Вам уже дали ноги, вам еще и голос надо? Это не по канонам сказки!» - смеется Бриан.



“Я вижу доброту, я вижу любовь”


В завершение интервью, Даша размышляет о главных уроках этого лета. Ее мысли стоит привести целиком:


«Для меня это история о смелости, о разуме, о честности. Самое важное, что я вынесла из ситуации, как бы она не закончилась 9-го или 10-го августа – я наконец посмотрела на свою страну под другим углом. Мои же работы научили меня смотреть на привычное, меняя контекст, и то же я пытаюсь донести людям. И посмотрев на свою страну по-другому, я увидела восхитительные вещи. Я увидела классных людей, которые постепенно меняют свои взгляды и двигаются от стереотипного к критическому мышлению.


Меня как человека, как гражданку Беларуси эта позитивная динамика очень радует. Даже когда говорят, что это разделяет общество – я считаю, что это наоборот объединяет. Я вижу доброту, я вижу любовь, я вижу поддержку – а это я не видела очень давно. И хочется, чтобы так все и продолжалось. Хочется, чтобы Беларусь наконец показала себя на международной арене. Показала, что у нас есть огромное количествово талантливых людей, в том числе и женщин, которым есть что сказать. Которые не боятся это делать. Мне хочется, чтобы, когда есть, что сказать, не нужно было бы уезжать.”

©2019 by EmpowerHerVoice. 

Thank you to Molly Beardall for our logo artwork